Постоянная ссылка 05/06/2005  11:54:58, by admin, 1335 просмотр
Music for The moment

5 / 06 / 2005

Дисанонс начала июня. Жызнь продолжаецца. Перейдем на "Т" (с) реклама пыва

1. Дорогие камрады!

Я вернулсо. И моими коллегами - админами этого сайта - мне было поручено обновить дисанонс. Что я и делаю.

Меня давно здесь не было. По причине крайней измотанности - и душевной, и телесной, - я съебалсо в отпуск в январе этого года (если не ошыбаюсь), предварительно передав права администрирования камрадам Хельге и Патрику. И камрады справились с задачей. За что давайте коллективно скажем им "спасиба".

Это время было трудным для нашего рисурса. Причины очевидны: Дис, который рулил сайтом несколько лет, умер. Для всех нас это было настоящим горем. Я какое-то время держалсо, но силы кончились. В такой непростой для родины час йа попросилЪ Хельгу принять руковоцтво рисурсом. И сейчас мы можем тока догадывацца, сколько сил Хельге пришлось приложыть для того, чтобы удержать от развала нашу агрессивную команду, где каждый сам сибе начальникЪ.

В это время много народу уже хорошо знали друг друга и общались друг с другом в реале. А сближение, как известно, приводит к тому, что отношэния переходят на другой уровень. Люди начинают открывать друг в друге "новые грани". Начинают меняцца. И так далее. Как практически все близкие друзья. И это неизбежно приводит к разнообразным конфликтам. Конфликты на ДЮ были всегда. И, насколько я помню, практически каждый день мы с Дисом обсуждали, кто с кем по какому поводу посралсо. Или готов посраццо. И как этот конфликт удержать в рамках. Как не дать ему перейти в нечто действительно серьезное.

Часто тогдашняя администрацыя рисурса в лице миня и Диса сралась между собой, причем дело доходило до мордобоя. Да, как ни удивительно, будучи самыми близкими друг для друга людьми, мы могли ругацца по поводу путей развития рисурса, по поводу того, что "ты можешь писать лучше, почему ты пишешь об одном и том же", и "ты слишком много о сибе думаеш". Ну я иногда огребалЪ песды, конешно. Потому што Дис был два метра ростом и вообще сильнее.

Так что неудивительно, что после смерти Диса долгое время доминирующее настроение на ресурсе все характеризовали объемным словом "срач". И во многом благодаря Хельге и благодаря здравому смыслу большинства камрадов, срач удалось ликвидировать. Тем более что на таком рисурсе, как ДрагЮзерз, срач являецца довольно важной формой общения. Наша политика предполагает отбор наиболее борзых персонажей, которым не западло навалять кому-нибудь в тыкву как в реале, так и в виртуале. Ето, можно сказать, наше русское народное развлечение. Главное - помнить, что любой конфликт - это лишь ступенька на длинном пути к совершэнству.

Посему сейчас, вернувшысь, я сделаю все возможное, чтобы помочь Хельге и Патрику в поддержке нашего рисурса. Так что мы, администрацыя, офицыально объявляем период срача завершонным. Так што фсем радовацца, бояцца, любить друг друга и вести сибя прилично.

2.

Лузерское регги

У миня некрасивые кеды. Я не буду ибацца с моделью.
Я не стану никогда рок-звездою. Я не воскрешу Кобейна.
Я не буду разведчиком смелым и мне не дадут медали.
Звание "мать-героиня" я тоже получу едва ли.

Меня Православная церковь к лику святых не причислит.
Мой психиатор - пидор, ни в чем нихрена не смыслит.
Я не буду жыть на Рублевке и катацца на мерседесе.
Я не стану качком, как шварцнэггер, и вообще не прибавлю в весе.

Моим именем идиоцким никогда не назовут парохода.
Моя мама ночами плачет - ведь она родила урода.
Но что самое главное в жызни - и что обидно до жути -
Со мной никогда не будет дружыть президент ПутинЪ.

3.

Приблизительно такие невеселые мысли одолевают некоторых норкоманов с наступлением лета. В окружающем мире происходит перманентный праздник: цветут разные деревья и травы на радость аллергикам; девушки демонстрируют бледные, уязвленные целлюлитом ноги; дети, жалобно крича, падают со скейтов на асфальт. И только норкоман стоит перед отчизной воплощенной укоризной. Потому что с одной стороны пора бы сделать перерыв. С другой стороны, жызнь без норкотикоф - полное гавно. С третьей стороны, осталось мало денег. С четвертой стороны подступают роцтвенники, угрожающе шевеля бровями и напоминая, что ты уже лет шесть не был на даче.

Уйти в ремиссию не просто тяжело. Это песдец как тяжело. Иногда - практически невозможно. Но чаще всего уходу в ремиссию просто предшэствует долгий и тернистый путь. Идя по этому пути, можно перестать верить в сибя. Можно подумать, что жызнь идет по песде. Что из жопы не вылезти никогда. Но это тока кажецца. Для тех, кто считает, что фсе плохо, я могу рассказать историю о том, што фсе на самом деле может быть хорошо. Я могу рассказать, как лично мне удалось сделать паузу и скушать твиксЪ.

Мой путь к ремиссии длилсо почти год, и был отмечен столкновениями с соцыумом разной степени тяжести. После смерти Диса мне было глубоко насрано как на соцыум, так и на сибя. А соцыум таких настроений не прощаетЪ.

Первым ощутимым столкновением была драка с мусорами. Это было прошлым летом, кажецца, в июле. Тот день начиналсо тревожно: я выжралЪ две банки корвалола и захотелЪ упороцца. Что неудивительно, когда сидиш на героиновой системе. В то время я упарывалЪсо исключительно до состояния передоза разной степени тяжести. Про сибя я это называлЪ "русскайа рулетка" - это когда насыпаеш в ложку свою максимальную дозу и добавляеш еще. Как правило, это приводит к злостному зарубанию: однажды утром, поставившись, йа решылЪ сделать сибе бутербродЪ с колбасой и очнулЪсо глубокой ночью на полу с колбасой в рукахЪ. Но со смертью мне тогда не везло, и "русскайа рулетка" привела исключительно к набиванию астрономическова дозняка.

И вот тем тревожным утром, тряся головой, как пристяжнайа лошадь, и распространяя вокруг запах корвалола, йа сталЪ собирацца в поход к барыге. Йа сосредоточенно прыгалЪ на одной ноге, пытаясь попасть другой ногой в штанину. Родные и близкие, увидев эти эволюцыи, попытались миня остановить, вышла даже небольшайа драка, в которой йа победилЪ путем нанесения лехких телесных повреждений. Несмотря на дурное состояние, я таки доехалЪ до барыги и упоролЪсо. И повезЪ еще полку домой, правда, не сибе. Но это хуйня. Не-хуйня заключалась в том, што когда йа приехалЪ домой и вышелЪ из метро, миня заметили мусора.

Йа передвигалЪсо по синусоиде, скромно скосив глаза к носу. В кулачке зажата была половина, завернутайа в какую-то газетку. Мусоров было три штуки, и они радостно двинулись в мою сторону. Мы уже издалека поняли друг друга. Мне было западло высыпать половину, и йа решыл ейо съесть. Двигаясь с максимальной для своево состояния скоростью, йа засунулЪ газетку в пасть. Но мусора оказались быстрее. Все трое с неожыданной прытью оказались возле меня. Двое вцепились в руки, а один нежно взял за горло и заглянул в мои интеллигентные глаза. Йа посмотрелЪ на ево пышные мусорские усы (как у генерала Руцкого) и принялЪ единственно прикольное решение: зажав газетку зубами, йа дунулЪ со фсей дури мусору в ибло. Дорогой сердцу порошок с коричневыми камнями полетел прямо мусору в усы. Мусор от неожыданности глубоко вдохнулЪ. Почти фся половина оказалась в носу работника внутренних органовЪ. Потом мы фсе завопили: йа - от радости, мусор с усами - от страха, а два мусора без усоф - от неожыданности. Мусора сориентировались быстрее: мне прилетело сперва по почкам... потом еще по почкам, потом по печени, и еще по печени... Но когда ты теряеш единственного друга и упарываешся половиной хорошего говна, тибе совершенно не больно и не страшно. Ну мне, во всяком случае, страшно/больно не было. Потому что все самое больное в жызни к тому моменту уже произошло.

Потом двое взяли миня за руки, пострадавшый Руцкой - за ноги, и понесли к мусорской машыне, стоявшей неподалеку. Йа извивалЪсо, как гельминт, вопилЪ про оборотней в погонах и правозащитников, высвободилЪ одну ногу и разбилЪ многострадальному Руцкому губу. За што получилЪ дополнительных песдюлей. В итоге мусора остановились, все еще держа миня над землей. Переглянулись друг другом, поняв, видимо, што такой чилавек как йа не может не иметь справки от психиатора. И разом отпустили мои конечности. Йа упалЪ об землю, ушибив тушку и голову, причом по закону подлости головой йа упалЪ то ли об камень, то ли об бутылку. Полежав сикунд пять, йа всталЪ, отряхнулЪсо и пошолЪ в сторону дома. Мусора миня не преследовали.

Невинным слецтвием этова приключения были мои извинения камраду, которому йа не донес обещаную полку. Ну еще легкие проблемы со здоровьем типа отвалившыхся печени и почек. Но это ничего страшнова. Это прошло.

Где-то через неделю йа решылЪ: раз умереть не получаецца, надо попытацца подлечить голову. И добровольно легЪ в дурку, сиречь психбольницу. Это был первый и, полагаю, последний раз в моей жызни. Почему-то фсе камрады, лежавшые в дурке, отзывались в том смысле, что в дурке прикольно и это ниибаца курортЪ. Йа хуй знаит, может кому и курорт, но миня сразу положыли в "надзорную палату", отобрав сигареты, зажыгалку, бутылку с водой и вообще фсе.

У миня остались тока трусера, казеннайа рубашка и казенный халат. По прибытии в дурку мне сразу вкатили капельницу (истыкав фсе конечности в поисках вен); в капельницу баяном хуйнули какую-то злую релаху, которайа должна была миня отрубить на сутки. Но йа очнулЪсо через четыре часа, ночью. Ибо нам, норкоманам, их релашка как слону дробина. Йа очнулЪсо и понялЪ, што миня блять кумаритЪ. И што мне не нравяца эти решотки на окнах, и привязанные к кроватям буйные орущие психи, и шатающиеся по коридору тени, и запах разлагающихся сумасшедших старикоф. И йа всего лиш решылЪ прогуляцца по отделению. Но оказалось, што для буйных типа миня это - нарушение режыма ниибаца. За это миня решыли привязать полотенцами к кровати. Вполне нормальнайа практика.

Привязывают очень туго, чтобы было больно, чтобы руки и ноги посинели и чтобы ты в слезах просилЪ, чтобы тибя отвязали. Но йа хуй дамся делать такие вещи над жывыми людьми. Как известно, буйные психи обладают неплохой физической силой. Поетому после получения песдянок от людей в белых халатах йа несколько разозлилЪсо.А когда миня начали привязывать к кровати, йа внутренне и внешне воспротивилЪсо етому насилию. Сперва йа освободилЪ руки. Потом ноги. Потом ногой врезалЪ чилавеку в белом халате - сперва под ребра, потом в ибло. Медицынский работник упалЪ на соседнюю койку (как выяснилось потом, сломалЪ лежащему на койке больному ключицу). Потом йа долбанулЪ уже двумя ногами в спинку кровати и йобнулЪсо об пол, потому што кровать оказалась ржавайа и от удара безразвратно сломалась. Потом йа побежалЪ к дверям отделения и врезалЪ по ним плечом, отчево по двери пошла трещина. На шум снизу побежали мусора (в этой дурке почему-то дежурили мусора с калашами). В итоге мне снова дали песды и вкололи стока релахи, што йа уже спалЪ часоф тридцать.

Потом йа очнулЪсо и медленно сталЪ приходить в сибя. Психи миня жалели, хотя у многих ситуацыя была гораздо хуже чем у миня. В благодарность, и штобы не сойти с ума от тех колес, которыми миня кормили, йа организовалЪ среди психов хор. Мы пели русския народныя песни. Потом ищо йа сталЪ занимаца с психами зарядкой, научилЪ их делать друг другу массаж, читалЪ вслух Чехова и рисовалЪ им на руках, ногах и спинах картинки. Ручку йа спиздилЪ у медсестры, а бумаги мне не давали. Поетому фсе психи ходили разрисованные. Йа, кстати, больше фсех.

В дурке миня хотели держать месяца два. Но йа вышелЪ через восемь дней. Йа оторвалЪ от пола кусокЪ железной пластинки - этой пластинкой линолеум присоединялсо к паркету. Ночью в сортире йа заточилЪ пластинку об кафель. Потом добилЪсо приема у лечащего врача. И, сидя у нево в кабинете, досталЪ эту довольно острую железку и пообещалЪ, што если миня не выпишут, йа сибе перережу артерии. Прямо щас, не отходя от кассы. Врачу нахуй не нужны были такие проблемы, и миня выписали.

Пока йа былЪ в Питере, йа регулярно посещалЪ психов в той дурке - носилЪ им фрукты и прочую еду, одежду и все такое. Особенно конешно носилЪ вкусности тому, которому сломали ключицу по моей вине.

Правда, мне приходилось дома пить таблетки. И ето очень тяжело, доложу йа вам. Побочек у таблетков немеряно. Помогают они не сразу. И могут превратить тибя в идиота. Но даже эту химическую атаку человек может пережыть, как показала практика.

Йа, во фсяком случае, пережылЪ. Сейчас йа снова жыву в Москве. В хорошей квартире. В хорошем районе. С хорошим человеком. У миня все есть. Работать мне не надо. Я не торчу. Ни на чем. Изредка бухаю, но понемногу. Иногда вижусь с камрадами.

Правда, месяца полтора назад ездилЪ домой в Питер и меня там приняли с шестью шарами... РешылЪ, так сказать, расслабица. Но с кем не бывает... Типерь жду суда и "лишения свободы условно". Дурка и условняк - нормальный джынтельменский набор для многих камрадов. Типерь и для меня.

Кошмары все еще сняцца. Но "нам на ето нечего пенять", как говорил г-н Шарикофф. Потому што все на самом деле хорошо. И если вы иногда думаете, што у вас все плохо - помните, што и ето пройдет. И все образуецца. Просто надо быть сильным и верить в сибя. Я, например, в вас верю.

Искренне ваш,
ИмпираторЪ Рипс Лаовайский,
патентованное лекарство от кумароф и отходнякоф

Постоянная ссылка

 
Старый Сайт

Поиск

Дополнительно

Кто онлайн?

Гостей: 30