Постоянная ссылка 04/07/2004  15:46:47, by admin, 795 просмотр
Music for The moment

Спортивно-языческий дисанонс. По волнам моей памяти

…И над Тризною великой разнесется Волчий Вой (с) ВладимИр Голяков

Когда отказываешься от употребления героина, переламываешься и голова постепенно
начинает возвращаться на место, начинаешь обращать внимание на окружающий
мир. Книги, фильмы, спортивные передачи (о спорт, ты мир! ЕВРО-2004...), пресса...
Вышло так, что оказался я дома, не в штап-квартире, а по месту прописки, а
там, в отличии от съемной квартиры, в больших количествах разбросана разного
рода печатная макулатура – желтая, красная, и прочая. Мы то с ИмператоромЪ
газет не покупаем и не читаем, а вот маманЪ моя – очень даже часто. Яна РойзманЪ
(странное существо по ошипке принятое нами за кошку) эти самые газеты жизнерадостно
растаскивает по всей квартире, и они обнаруживаются в весьма интересных местах.

Обнаружив газетку «Аргументы и Fuckты» в цветочном горшке, я, дабы заполнить
паузу между делишками, подобно истинному интеллигенту седьмого дня, засел
в Храме Одиночества, и, под звук журчащего бачка, приступил к чтению. Совершенно
понятно, что лучшие времена «АиФ» уже пережил, и не стала бы эта газета сабжектом
данного дисанонса, если бы не одна статья, которая довела меня до истерического
хохота. Вот она:

Перун в России больше, чем Перун.

Ограблениями, кражами, разбоями в нашем городе никого не удивишь. И поэтому
нападение на правозащитную организацию «Мемориал» (мы рассказывали о нем в
№ 34 за 2003 г.) поначалу не вызвало широкого резонанса. Ну, вломились, вынесли
компьютеры. Слава богу, никого не убили, не ранили… Однако история нападения
на правозащитников получила в высшей степени удивительное продолжение. И дело,
слушание которого началось недавно в Куйбышевском федеральном суде, имеет
все шансы стать знаковым.

«Заказной» разбой

14 августа прошлого года в офис «Мемориала» на Разъезжей ворвались два человека,
вооруженные молотками. Сотрудницу организации, встретившуюся на пути, связали,
втолкнули в умывальную комнату и заперли. После чего направились в кабинет
председателя правления «Мемориала» Владимира Шнитке. Представились членами
«общества защиты Буданова». Спросили, где «главный компьютер». Шнитке ответил,
что такого у них нет. Тогда председателю связали руки скотчем, забрали из
кабинета записную книжку, два компьютера (мини- и ноутбук), самого Шнитке
заперли и скрылись.
Судя по деталям происшествия, нападение явно было выполнением некоего заказа.
Во-первых, налетчиков интересовала только содержащаяся в компьютерах информация
— они отсоединили и оставили на столе блоки питания, модем, «мышку». Во-вторых,
они не искали и не взяли денег, гордо заявив жертве: «Деньги нам не нужны!»

Шнитке на милицию особо не надеялся. Свое расследование провели сотрудники
одного из агентств, занимающихся охранной и сыскной деятельностью, доложили
о результатах в правоохранительные органы, и спустя месяц был задержан первый
подозреваемый. Второго налетчика до сих пор не нашли.

Слава роду, смерть уроду

Задержанным оказался медбрат детского сада Фрунзенского района Владимир
Юрьевич Голяков. Он же Богумил Голяк. Он же Богумил Второй, он же «верховный
волхв Всеславянского святилища», он же «глава ведической общины староверов»,
он же «глава поморской общины «Родобожье», он же «радарь Невского края», он
же «господарь всея славян». Персонаж, как вы уже, наверное, поняли, крайне
любопытный.

Первый раз Голяков широко «засветился» в 2001 году. Он созвал пресс-конференцию,
на которую явился с массивным посохом, в старинном одеянии, с чучелом лисы
на плече, и поделился с журналистами («вестниками государевыми») своей бедой.
Дело в том, что на месте святилища Перуна (на углу улиц Бухарестской и Ярослава
Гашека) власти решили построить православный храм, а потворствовала этому
безобразию и беззаконию «боярыня Фрунзенского района» (в миру тогдашняя глава
районной администрации Анна Маркова). Впрочем, сразу же язычник перешел с
этой темы на другие, не менее важные. В частности, Богумил Второй объявил,
что готов править всеми славянами, назвал христианство чуждой нашему народу
верой, призвал бороться за «кровное» название города (Невоград), обозвал христианскую
цивилизацию скопищем убийц и политиков, а всех людей, забывших Перуна, — сбродом.
В заключение торжественно поклялся на верность президенту («Клянусь Путь-Царю
— староверы никогда не вдарят российской государственности в спину»), крикнул:
«Слава роду, смерть уроду!» и, стукнув посохом, удалился.

Смешно? С одной стороны, да. С другой, все это сильно напоминало бредни
националистов. (Кстати, подавляющее большинство нынешних скинхедов — убежденные
язычники.) Поговаривали, что в конце девяностых Голяков был тесно связан с
неофашистскими группировками, в частности с Русским национальным единством.
И на той встрече «волхва» прямо спросили о связях с РНЕ, но Голяков от них
открестился, сказав, что любое политические движение — «уродное и преступное».
Но тем не менее нужно помнить, что главным из язычников в новейшей истории
Петербурга был председатель «Союза венедов», ныне покойный Виктор Безверхий
(в языческом миру «дед Остромир»). Он прославился тем, что первым издал книгу
Гитлера «Mein Kampf» в России. Дважды его судили (за издание книги и разжигание
национальной розни), и оба раза суд оправдал Безверхого, не найдя в его действиях
злого умысла.

Двусторонняя поддержка

Вскоре после задержания Голякова к прокурору Санкт-Петербурга Николаю Винниченко
обратился с письмом депутат Госдумы (в то время) Виктор Илюхин. Не грех процитировать
фрагменты: «Мать (Голякова. — А. К.) считает, что сын Владимир не мог совершить
правонарушение, так как он глубоко верующий человек, а староверы практически
никогда не берут чужого имущества, это тяжкий грех. Он возглавляет поморскую
общину «Родобожье», которая проводит большую патриотическую воспитательную
работу среди молодежи по возрождению древних славянских традиций и языческой
веры наших предков. Оказывает большую поддержку военнослужащим Российской
армии, сотрудникам правоохранительных органов, защищающих конституционный
строй и интересы государства в Чеченской республике… 14 августа 2003 года,
когда Голяков В.С. якобы совершил преступление, он в это время принимал больных
староверов по месту жительства, т. к. обладает познаниями в области медицины
и лечит народными средствами».

Что конкретно имел в виду Виктор Илюхин под словами «оказывает большую поддержку
сотрудникам правоохранительных органов», мы не знаем. Но, похоже, депутат
сказал чистую правду. Настоящий гром среди и так не очень ясного неба грянул,
когда выяснилось, что уже на второй день в следственный изолятор, где допрашивали
Голякова, вошел человек, назвался сотрудником ФСБ и передал «волхву» записку.
Следователь прокуратуры немедленно распорядился задержать гостя и изъять «маляву».
Посетитель действительно оказался майором ФСБ. А в записке была… фамилия человека,
который смог бы подтвердить его «алиби». Майора отпустили, а в ФСБ отправили
бумагу с просьбой провести служебное расследование. Никакого ответа, естественно,
не получили.

Продолжение следует?

Таким образом, попытка «сделать алиби» Голякову успехом не увенчалась. Потом
язычник говорил, что в тот день, когда ограбили «Мемориал», он лечил хворых
староверов. И это «алиби» на допросах рассыпалось. Тогда защитники «волхва»
заявили, что 14 августа Голякова вообще не было в городе. Рухнула и эта легенда,
но Голяков по-прежнему отрицает свою вину. Теперь он говорит о том, что преследуют
его исключительно из-за религиозных убеждений и что вообще все это — провокация
«Мемориала», русофобской организации, существующей «на деньги ЦРУ, на еврейские
деньги».
Владимир Шнитке в свою очередь полагает, что «заказали» компьютеры с архивом
«Мемориала» спецслужбы, а Голяков был всего лишь исполнителем в этой истории.
Кстати, это не первый подобный случай в практике правозащитных организаций:
несколько лет назад компьютер с базой данных украли у известного правозащитника
Молоствова, после из квартиры одного из членов «Мемориала» выкрали жесткий
диск домашнего компьютера.

…Виновен ли Голяков? На этот вопрос суд даст ответ, может быть, уже нынешним
летом. Но кто второй налетчик? По чьему наущению действовали преступники?
Что понадобилось им в компьютерах «Мемориала»? И, самое главное, какова роль
ФСБ во всей этой истории? Эти вопросы пока остаются без ответов. Хотя некоторые
выводы, безусловно, напрашиваются. Мы будем следить за развитием этой истории.

Справка «АиФ»

Владимир Голяков не первый раз оказывается в поле зрения правоохранительных
органов. 30 июля 1995 года вместе с тремя своими приятелями «радарь Невского
края» пришел в школу № 205, в актовом зале которой проходило собрание школы
«миссии мормонов церкви Иисуса Христа Последнего дня», и накинулся на сектантов.
Голякова и компанию арестовали и присудили к выплате штрафа.
В сборнике «От национализма к нацизму», изданном Санкт-Петербургским союзом
ученых в 2001 года, опубликована статья «Волки»: по ту сторону человека, между
Богом и бестией». Автор — доцент кафедры философской антропологии философского
факультета Вячеслав Сухачев, изучавший язычников вообще и Голякова в частности.
«Верховный волхв» объяснил автору свою идеологию следующим образом: «Что такое
славянин? Славянин — это тот, который держит за собой славу, а слава заключается
в выполнении трех договоров с Родиной, с нашим Богом, как с малой Яр-Родиной,
с матерью, так и с Ярг-Родиной, с совокупностью пассивного начала, то есть
язычество на Руси есть восстановление активного начала нашего народа. Все,
вот это нам достаточно, потому что эта цель сама по себе настолько глубокая
и далекая, что нам просто насрать на остальное».

(с) Артем Костюковский

ссылка на статью на сайте "АиФ"

...В начале-середине девяностых я имел честь состоять в питерской, тогда еще
монолитной и единой группировке бритоголовых. Помимо своих обычных, обыденнейших
занятий – погромов на рынках, в общагах, в метрополитэне и других местах массового
скопления лиц кавказской национальности, евреев и редких в те времена негров,
большая часть тусовки активно were going in for sport, ходило во спорт, как
говорят проебавшие (к моему глубочайшему сожалению) чемпионат Евро-2004 изобретатели
футбола (ну, Бэкхэм, ну ссссволотчь...)

Естественно, виды спорта были довольно-таки «узкоспециализированные» - тренажерный
зал и рукопашный бой. Поскольку все националисты Питера знали друг друга,
и, по возможности старались оказывать разные услуги коллегам в надежде на
равное к ним отношение, то за зал мы не платили. Первый зал просуществовал
недолго. Господа баркашовцы предложили зал где-то на «Лесной» - «ребята, какие
деньги, все бесплатно, лишь бы вы довольны были...», мы там прозанимались
пару-тройку месяцев...Потом было принято решение с РНЕ рвать, ибо уж слишком
питерское отделение Баркашовской партии хотело заполучить нас как готовый
штурмовой отряд для своих мутных целей. Сказано – сделано. В веселый весенний
денек порядка двадцати рыл с шуточками и прибауточками разгромили штаб-квартиру
РНЕ на Садовой, дежурный РНЕшник получил профилактической пизды, («а чего
он в меня своими газетами тычет... русский порядок, русский порядок... вот
и устроил я ему русский порядок... баркаш вообще – спятивший электрик...генерал-электрик,
ххэ...» (от General Electric – в те годы многие слушали Лайбах, где основатель-агитатор
с жутким славянским акцентом произносит эти гордые слова....) и удалились
в «Вислу» пиво пить, разбрасывая по дороге баркашовскую прессу, забранную
в штаб-квартире не пойми зачем... (тогда еще «Висла» работала. Сейчас – нет.
Увы. «О времена, о нравы», говаривал один мой знакомый, весьма похожий на
Александра Друзя, интеллигенто поправляя очки и роняя пепел на галстуХ « Да,
Глеб, сейчас даже пива негде выпить, все позакрывалось...Вандалы...Вот помню
в Висле мне пизданули железным стулом по челюсти какие-то азеры, так я потом
полгода к стоматологу ходил...». Впрочем, я отвлекся). Баркаши, само собой,
обиду затаили, и буквально через пару недель сменили замок на дверях тренажерки.
Скинхедам вход воспрещен и все такое. Расизм, да и только.

Но недолго мы мучились без спортивных эндорфинов и обрастали жирком. Товарищ
Юрий Беляев, человек-колобок, полубандит-полудепутат-полумент (Эдичка всячески
кроет товарища Беляева в «Своей Политической Биографии», ну да Лимонова всерьез
воспринимать – это как против ветра писать...Кроме себя любимого, он ни о
ком никогда ни одного доброго слова не сказал, по крайней мере я этого не
видел.) предоставил нам новый зал. И тоже совершенно безвозмездно. «Вы, ребята,
ходите, занимайтесь. Потом поговорим. Сейчас – рано еще. Не время. Мда. ».
Очень хотелось товарищу Беляеву, работавшему в Национал-Республиканской Партии
России (также как и сумасшедшему электрику Баркашову и его питерским представителям)
заполучить группировку в свои руки, под свой контроль. Это же готовый штурмовой
отряд, как у старины Рема! А вот не вышло.

Помимо грозных мускулов и храброго сердца внутри отечественного националиста
(читай - скинхеда) должен быть умный, хитрый и гибкий мозг, чем больший –
тем лучше (голова тяжелее становится, биться ею удобно). Посему не только
физическим упражнениям и уличным дракам отдавали свое время мы, отважные воины
улиц. Помимо всего прочего, мы еще ходили на разного рода лекции, съезды и
семинары - по истории национализма, по истории России, по истории язычества...Стоп.
Про язычество – поподробнее.

Однажды занесло нас в кафешку на Васильевском острове, где небезызвестный
издатель «Мейн Кампф», старик Безверхий, председатель «Союза Венедов», убежденный
русский националист читал лекцию по славянизму и язычеству. Позевывая, мы
расселись в пустом кафе, арендованном для этой цели товарищем Беляевым и слушали
бредни «старика Остромысла» ака «Деда-Венеда»(с) Владик Геноцид (старика Остромира,
как Безверхий называл сам себя). Лекция, честно говоря, не запомнилась. Но
запомнился один адресок, который Дед-Венед подкинул под конец. Купчино. Мол
там обосновался нереально серьезный мужщина ВладимИр Юрьевич Голяков, потомственный
помор, лечит наложением рук ДЦП, строит капища (языческие святыни) и занимается
рукопашным боем. Стосковавшиеся по спортивному мордобою скинхеды навострили
поломанные уши...

Как легко догадаться, далее произошла встреча ВладимИра Юрьича Голякова,
радаря Невограда, Ярга Волка, и прочее, и прочее и питерских скинхедов. Встреча
прошла в мирной, душевной обстановке. ВладимИр, здоровенный мужик лет тридцати,
читал свои собственные стихи, гнал за язычество, призывал «излечить лес людской
от болезни чернобога» (читай «очистить население Питера от кавказцев»), а
под конец – предложил заниматься у него «древним славянским боем». Называлось
все это – «Школа Волка». Пару лет назад, в 2002, я еще видел огромный рекламный
плакат «Школы Волка» над входом на станцию метро «Приморская», не знаю, висит
ли он сейчас.

«Школа Волка» оказалась весьма серьезной школой, куда там ШаоЛиню. Первый
час мы занимались ОФП (бегали вокруг холма, схватив огромный камень ходили
вокруг холма гусиным шагом, отжимались, и прочее), а ЯргВолк, помахивая набитой
песком боксерской перчаткой на длинном шнурке ходил вокруг нас и гнал свои
языческие темы. По Голякову, Лес Людской болен Чернобожьей болезнью, и святой
долг каждого Волчонка, получившего Знание у Ярга Волка – идти в Лес Людской
и лечить Деревья от смертельного недуга. Где-то так. Читал он и вирши собственного
сочинения, написанные в стиле «Высоко в горы вполз Уж и лег там, в сыром ущелье,
свернувшись в узел, и глядя в море». Только в отличие от классика, у ВладимИра
везде фигурировали Перуны, Тризны, Волки, само-собой повернутые на восток
Солнцевороты, Явь, Навь, Ярг, и прочий древнеславянский колорит. Дед-Венед
даже помог Голякову выпустить сборник своих прогонов (хотя ВладимИр уверял,
что это расшифрованные им древние славянские письмена, найденные им в поморских
деревнях под Архангельском) под названием «Солнцеворот». Был у меня этот сборник,
да куда-то делся, отдал я его кому-то...А жаль. Сейчас бы пара убойных рифм
товарища Голякова была бы оченно кстати. Снова отвлекся.

Второй час господа гардемарины, тьфу, скинхеды упоенно лупцевали друг другу
в полный контакт под бдительным Вольчим взглядом Голякова. Травмы были почти
у всех – работали без перчаток, в накладочках – считай что голыми руками.
Голяков действительно неплохо владел русбоем, вернее даже смесью разных стилей,
отдаленно напоминающей подготовку спецслужб (читывали мы всякие полуподпольные
методички, читывали...). Учил он нас работать с группой, не бояться своей
и чужой боли, работать против битой бутылки, против ножа, против палки, ломать
коленный сустав одним ударом, убивать человека с «двоечки» проведенной в нужное
место, и так далее. Очень поучительные были занятия.

Третий час шли спарринги, иногда даже и с приезжавшими из горячих точек учениками
Голякова – в основном, ужасающих размеров амбалами из Приднестровья, а потом
уже и из Чечни, чтоб ей пусто было. Выглядело это примерно так. На земле,
упс, на Земле (по Голякову) чертилась линия. По одну сторону стояла наша веселая
дружина, по другую – мрачные здоровенные дядьки. Какой нибудь дядька делал
шаг вперед, заступая на нашу половину и тыкал пальцем в понравившегося ему
соперника – типа бросал вызов. Надо было «защищать свою Землю», т.е. принимать
вызов и получать верных пиздюлей. На моей памяти один лишь Вред из наших (большой,
но, как бы это...эммм...медленномыслящий, вот!) сурово отпинал приехавшего
из Приднестровья наемника.

Прозанимавшись у Голякова пол-года, надо было выстоять спарринг против двух
своих друзей, и получить статус «Волка». После чего ВладимИр, прогнав длинную
и пространную телегу, отпускал еле живого выпускника в Лес Людской. Скажу
честно – я до Волка не дошел. Вообще из нашей группировки, лишь Вред, Геноцид
и по-моему Швед вышли в Волки, остальные – не дотянули.

Иногда Голяков с нами «работал» на выездах. Особенно не любил он всяких сектантов,
помоящих нашу Великую Землю. Про эти выезды я промолчу. Школа Волка была довольно
известна в Питере, регулярно наезжали журналисты, типа Шурика Невзорова –
он снимал репортаж для «Дикого Поля». Захаживал и пузатый Илюша Стогофф, мечтающий
взять интравью у ВладимИра. Дабы не портить репутацию писателю скажу лишь,
что ему это удалось, но не совсем так, как он это планировал...

Потом в группировке начался раскол, товарищ Талакин стал тянуть одеяло на
себя, старики – на себя, и группировка развалилась на две неравные части.
Большая часть, молодежно-новичковая, во главе с Талакиным стала считаться
основной, дружить с Беляевым и всячески легализовываться, а меньшая – стариковская,
просто стала заниматься своими делами, изредка устраивая «акции», про которые
здесь я писать не стану.

В общем – к Голякову я ездить постепенно перестал, а потом и вовсе перестал
общаться с бритоголовой публикой – с талакинцами было как-то западло, а старичье
все старчивалось или спивалось, изредка пересекаясь на гнуснопрославленном
Дыбенко...

NB. официальное заявление: знать не знаю я никакого ВладимИра
Голякова, и скинхедов никаких не знаю. А все вышесказанное – вызванное бессонницей
обострение фантазии обычного шизофреника. У меня даже справка есть. Могу показать.

Слава Роду, смерть уроду!

NB-2. Наши язычники – самые непотопляемые язычники в мире!
Куда там лузеру Гришнаку (музыкальный коллектив Burzum), мотающему срок за
поджоги церквей и прочую веселую канитель! На сайте «АиФ» я обнаружил еще
одну статейку про героя нашего повествования.

Дар волхву

На прошлой неделе городской суд Петербурга поставил неожиданную точку в
деле о разбойном нападении на правозащитную организацию «Мемориал». Владимир
Голяков был признан виновным в совершении этого преступления и… освобожден
прямо в зале суда.

Мы уже рассказывали в материале «Перун в России больше, чем Перун» (№ 22,
2004 г.) об этой удивительной истории. 14 августа прошлого года в помещение
«Мемориала» на Разъезжей улице ворвались два человека, вооруженные молотками.
Преступники связали и заперли сотрудников организации, а затем вынесли из
офиса два компьютера. Судя по деталям происшествия, нападение явно было выполнением
некоего заказа: налетчиков интересовала только содержащаяся в компьютерах
информация. Кстати, найти компьютеры так и не удалось.

Спустя месяц был задержан первый подозреваемый (имя второго до сих пор неизвестно).
Им оказался медбрат детского сада Владимир Юрьевич Голяков. Он же Богумил
Голяк, «верховный волхв Всеславянского святилища» и «глава ведической общины
староверов». А дальше было еще интереснее: на второй после задержания день
в изолятор, где допрашивали Голякова, вошел человек, назвался сотрудником
ФСБ и передал «волхву» записку. А в той — фамилия человека, который в случае
чего мог бы подтвердить Голякову «алиби». Следователь прокуратуры распорядился
задержать гостя. Им действительно оказался майор ФСБ. Записку изъяли, в ФСБ
отправили бумагу с просьбой провести служебное расследование. Но никакого
ответа от чекистов не получили.

Таким образом, попытка «сделать алиби» Голякову успехом не увенчалась. Не
удались и другие попытки. В итоге городской суд признал Голякова виновным
в совершении разбойного нападения в целях хищения чужого имущества по предварительному
сговору и приговорил его к пяти годам лишения свободы условно, с испытательным
сроком в четыре года. И отпустил Голякова на все четыре стороны. Адвокаты
язычника (кстати, отрицавшего свою вину в течение всего процесса) уже заявили,
что не согласны с приговором и намерены обжаловать его.

ссылка на статью на сайте "АиФ"

Официальное заявление: "Клянусь Путь-Царю —старые наркоманы
никогда не вдарят российской государственности в спину!"

( стукнул костылем, удавился)

(с) 2004, Дис

Постоянная ссылка

 
Старый Сайт

Поиск

Дополнительно

Кто онлайн?

Гостей: 11