Staseira



Постоянная ссылка 07/09/2004  13:00:00, by admin, 757 просмотр
Staseira, Истории из жизни, вымыслы и пародии

сказка о грустном

Однажды один человек вздохнул, заплакал и умер. А другой человек в это время вздохнул, заплакал и пошел топиться. И несколько совершенно посторонних людей тоже вдруг стали вздыхать и умирать где попало. Санэпидемстанция просто сбилась с ног, подбирая трупы, а потом плюнула на это дело, вздохнула и умерла. Бог, удивляясь, глядел на эти странные дела, а потом взял и …поставил на место. Передумал. И вздохнул. Было скучно. И тогда Бог подумал: «А не умереть ли мне? Чего они такого все в этом находят?» И напрягся. И закрыл глаза. Но из этого ничего не вышло. И тогда Бог открыл глаза, вздохнул и… неожиданно умер. От скуки и огорчения. Но тут все так удивились этому происшествию, что открыли глаза и возмущенно посмотрели на небо, уже воскреснув, но еще лежа на спине. «Ишь ты! – подумали Все, – моду какую завели – Бог умер! Возмутительно!» Бог тоже открыл глаза, – что он не человек что-ли? – все воскресли, а я чем хуже?! Но тут до него донесся возмущенный ропот и взгляды. Взгляды обожгли его. Бог потупился и покраснел. Как рак. И закрыл глаза. Чтобы не обмануть всехние иллюзии. Ему это так понравилось, что с тех пор он закрывал глаза на многое. Например, на то, что люди продолжали умирать (не так часто, как раньше, но все же…) Также он закрыл глаза на войну, Содом и Гоморру, разврат, бедность, суету, голодных кошек, беременность, прыщики, импотенцию и т.д. и т.д. и т.д. О-о-о ! Это очень грустная сказка. А потом наступил Конец Света. И тут пришел Рогатый Кто-то и всех победил. И наступила счастливая пора! Надеяться было не на кого. Бояться тоже некого. Живи как хочешь! Разврат, бедность, Содом и Гоморра и т.д. и т.д. и т.д. Но уже по собственному выбору. «Я выбираю разврат и беременность!» – «А я импотенцию!» Ура! Салют! Шампанское! Рок-н-ролл! А Бога забальзамировали (прости, Господи) и положили в Мавзолей. И написали на нем БОГ. И ходили смотреть на него. А Бог, хотя и лежал с закрытыми глазами, во-первых, видел все это безобразие очами внутренними, а, во-вторых, иногда подглядывал одним глазом. И даже иногда, бывало, как подмигнет кому-нибудь! Но народ был постоянно пьян, и все думали, что это им кажется. В один прекрасный день у Бога затекли все члены (хе-хе!) и Бог встал! То-то смеху было! Не смеялся один Черт Рогатый. Он затрепетал и задрожал и в бессилии заскрежетал тормозами своего Мерседеса-600 Е. А Бог, бодрый и подтянутый, спортивной походкой подошел к нему и как даст между рог! (между рог!) Ах ты, говорит, чертово семя! Дурак ты, говорит, дурак! Ведь я тебя сейчас победу (жу-жу) Ах ха-ха! И как даст ему в хитрый глаз (левый). А черт как упал на колени! А Бог ему КИЯ! И черт испарился! А Бог сел в Мерседес-600Е и поехал наводить порядок. Приехал такой, туда-сюда, дал всем денег, счастья и еще денег (долларов) и отправился восвояси на золотом коне Пегасе (стих). А Мерседес подарил людям. Они возликовали и воздали ему хвалы и почести. Ура! Так счастливо и закончился Конец Света. И долго-долго Бог и Черт Рогатый, выпивая вместе, вспоминали эту веселую шалось (авторское) и смеялись (стих). Они гнули пальцы и скандировали: «Ша, лось! Ша, лось!» А Грустный Лось в это время вздохнул и умер. И так далее, и так далее, и так далее.

Постоянная ссылка
Постоянная ссылка 03/09/2004  13:00:00, by admin, 690 просмотр
Staseira, Истории из жизни, вымыслы и пародии

про николаева, никитина и ивана петровича

Про Николаева.
Один мужчина по фамилии Николаев сильно потел под мышками. Раз вызывают ег куда надо и говорят: "Что же Вы, гражданин, потеете? Люди, вон, землю пашут, картофель выращивают, а Вы все потеете-потеете. Нехорошо это, гражданин, делом надо заниматься!" А Николаев этот еще больше потеет. Ему по новой: "Ну что Вы за человек такой! Вам одно говорят, а Вы прямо на глазах издеваетесь! Ведь за это можно и того! Да-да, того!.. Вам товарищи правильно указывают: чтобы не потеть, а заниматься хотя бы сельским хозяйством. Вы боронить умеете? Ага, вот видите? А Михайлов из Карагапольского района умеет! Не стыдно Вам, как гражданину? В общем, так, или Вы заканчиваете, или – все! Ну? Давайте, заканчивайте! Давайте-давайте! Заканчивайте, а то у нас терпение не резиновое! Значит – не хотите! Я вижу-вижу. Это, милочка моя, саботаж и хамство. За это мы Вас, пожалуй, и того…"

Про Никитина.
Никитин убил тещу. А чего она, действительно?.. Ходит-ходит… Теща-то… Целыми днями все ходит, ходит… Смотрит. Все смотрит. Главное, ходит и смотрит. А Никитин-то… Ходил тоже, смотрел. Смотрел-смотрел, ну и туда ее. А все ходила-ходила. Туда-сюда, туда-сюда. Оно ведь как бывает: ходишь, смотришь… Тут тебя и бац! И бац-бац! Только спросят, мол, че ходишь, стерва? А если теща, так и не спросят, как бацнут. Никитин-то! Какой слесарь! Кому чего починить – всегда первый! Кулибин! Топором без единого гвоздя тещу забацал! У Сидорова вот тоже теща. Ходит, ходит… Иходит, и смотрит, и цуелый день туда-сюда, туда-сюда! Тесть с ней еще. Вдвоем ходят-ходят, смотрят-смотрят! Никитину с тестем повезло – паралич у тестя-то. Но вот тоже смотрит. Его носят, а он смотрит. Все смотрит-смотрит, старый хрен! а Никитин слесарит все. Никак не соберется тестя бацнуть. А у Батурина ходит теща, тесть и два брата жены. Все ходят-ходят… На Батурина и смотреть жалко. У сидоровской тещи вон сестра в Саратове. Ходит там, в Саратове… И ходит, и смотрит. Туда-сюда, туда-сюда! Житья от них никакого!…

Про Ивана Петровича.


– Ты зачем, Иван Петрович, с топором на сук полез?
– Калориферы не греют – надо печку растоплять.

- Ты зачем, Иван Петрович, выбрал сук толщей себя?
– Говорят, энергокризис, запасу дровишек впрок.

- А зачем, Иван Петрович, ты сидишь лицом к стволу?
– А чтоб дерево видало погубителя сваво.

- Ну так ты, Иван Петрович, душегуб и браконьер!
– Из таких, как мы – держава, ну а ты-то кто такой?

- Ты ж Петрович, сук срубаешь, на котором сам сидишь!
– Я сижу в бронежилете, а для храбрости поддал!

- Ну а где ж охрана леса, лесники и егеря?!
– Вон они сюда крадуться с электрической пилой.
Всех Петровичей Иванов по закону заметут.
Всю Рассею порубают – будем новую сажать.
– Ты зачем, Иван Петрович? Ты куда, Иван Петрович? Ты чего, Иван Петрович?
Хрясь! И нету никого…



Постоянная ссылка
Постоянная ссылка 30/08/2004  13:00:00, by admin, 702 просмотр
Staseira, Истории из жизни, вымыслы и пародии

три сказочки

Сказка #1.

Жил-был Бог. И было ему скучно. И был он бесплотный и бесполый. И создал он тогда для утешения своего большой-большой Член по образу своему и подобию, единый в трех лицах, как святая Троица.

Сказка #2.

Жила-была девочка, у которой чесалась спина. Это потому, что на спине жил Грызёт и 49 его братьев и сестер: Ползёт, Скребёт, Зудит и другие. У девочки чесалось все: ноги, руки, даже уши и нос. Особенно чесался нос. Везде. И девочка специально отрастила себе длинные-длинные ногти (чтобы чесать сподручнее было). Из-за ногтей все и произошло. Однажды ногти все обломались, точнее девочка их сгрызла на руках и на ногах, и девочка осталась умирать, так как не могла утолить свой нестерпимый Зуд. И девочка действительно умерла даже от Зуда. И попала в ад. В аду было то жарко, то холодно, но никогда нормально. Нос постоянно чесался, а ногтей-то не было! Ужас! И тогда она откусила себе нос. И снова умерла. Потому что – что это за жизнь без носа? В наше-то время!.. И попала в рай! (за свои мучения). А там жил Бог и было много-много яблок. И Бог решил сделать доброе дело и бай-бай: у девочки снова вырос нос (Бог-то не знал, что в нем живет Зуд). Вот все смеялись! А девочка плакала горючими слезами. И вот тут-то она увидела Член, который был совсем недавно сотворен Богом по своему образу и подобию – тепленький еще, розовый такой. Сорвала тут девочка яблочко и бросила в Член. "- Фу, какая это у вас тут гадость разбросана!"- завопила она. "- Это в наше-то время!" Бог смутился и вышел. И решил к Члену еще чего-нибудь присобачить, чтобы он не так в глаза бросался. Вот так и был сотворен человек. А девочку опять отправили на землю, потому что Бог не мог просить ей невежливости, а в аду ее не приняли – больно хлопотно, канительная она баба. А человек, только что сотворенный, хныкать начал: хочу девочку, хочу девочку. Ну, тут уж – делать нечего, пришлось Богу ребро у него вырывать с криком "Кия!" и делать из него Еву. А Адам (названный так в честь презерватива) все равно девочку больше любил. А дальше вы уже сами знаете. Так началась история человечества. А девочку Лилит звали, кстати. И стала она младенцев пожирать на земле. А Адам страдал, страда, пока не узнал Еву как женщину (ну вы знаете, про что я). И тут ему стало все равно. Потому что любовь – любовью, а секс – сексом. И член его погрубел от жизненных невзгод. И Бог, глядя на своего первенца (Члена), воспылал гневом на Адама за его невежливость, и послал его прочь из рая на землю. Адаму же только того и надо – ведь там же Девочка! С тех пор мужики по девочкам и гуляют от законных жен. И тогда появилось выражение "любовный треугольник" – ведь их трое было. Адам-то согласился бы и на четырехугольник и даже на шести-, но было их всего трое на земле. С тех пор одна из самых распространенных мужских фантазий – групповуха. И с тех пор все женщины делятся на Жен и Девочек… Вот так-то.

Сказка #3.

Жили-были Девочка, Жена и Адам. В смысле, Адам жил с Женой и Девочкой, а Девочка с Адамом, а Жена… тоже с Адамом. Наверно. Хотя точно никто сказать не может. И также никто не может сказать, жили ли между собой Девочка и Жена. Потому что, кто их знает, им бы лишь бы Адаму насолить. В общем, жили они, себе жили, а потом забеременели. В смысле, Девочка и Жена. Может быть, и Адам. Но никто точно сказать не может, а Адам до сих пор хранит свою тайну. И родила Жена Адаму мальчика, а Девочка – насколько я понимаю, девочку. А Адам…Адам родил мысль. Правда, коротенькую, но все же первую. Адам подумал: "А почему бы мне не…". Вот и все, что он подумал. Потом мысль улетела в небеса обетованные, где ее и пригрел Бог. На этом ее история и заканчивается… Шли годы. Дети росли. Девочка, которую родила Девочка, неожиданно, на третьем году жизни, оказалась мальчиком. Но воспитывать ее как мальчика было уже поздно, и Авель, (так ее назвали) так и остался добрым, кротким, как девочка. А мальчик, росший рядом с девочкой, которую родила девочка, которая (в смысле, первая – не по хронологии, а в этом предложении) оказалась мальчиком, воспылал к ней любовью, а потом было уже поздно – когда девочка вдруг оказалась тоже мальчиком. А Каин (в смысле мальчик) долго пылал и страдал по девочке (в смысле Авелю). Страдал, страдал, а потом убил! Из ревности. К…непонятно к кому. А Бог смотрел на все эти гадости и, наконец, когда Каин убил, спросил: "Где сестра твоя, тьфу блин! Брат?" А Каин нагло говорит: "Не знаю, мол!" А Бог ему: "Зато я знаю! Вон под тем кустом!" Пошел Каин, порыл под кустом – и точно, там Авель – сестра его, то есть брат по отцу. И представляете себе – живой(ая)! Сидит себе, губки бантиком: "Па-ца-луй, говорит, меня да-ра-гой, да?" Каин задрожал мелкой дрожью и пал замертво. А Авель стал плоиться и размножаться. Вот так – сам(а) по себе. Но дети, расплодившиеся по всей земле от Авеля-извращенца (скажем прямо), сами стали всякими извращенцами. И пришлось Богу создать два города – Содом и Гоморру, и расселить в них всех извращенцев. Туда поселил он Жену и Девочку, потому что заметил он своим всевидящим оком, что жили они между собой как муж и жена, потому что Адам все пытался родить Мысль-2, но у него никак не рождалось, а за своим супружеским долгом он не следил, и тот совсем опустился и обрюзг. И сказал Бог Адаму: "Что же ты, дружок?! Довел Девочку и Жену до греха великого, а сам что?" И научил Адама онанизму, чтобы долг потренировать. А Адам возьми да втянись! А Богу только того и надо! И отправил он Адама к извращенцам тоже. А потом, бай! Потоп, мол! Надоели мне ваши бесчинства! И нагнал на Содом и Гоморру разрушения всякие и устроил сабантуйчик на костях грешников. Но свершилось чудо. Все выжили. И ополчились на Бога, и устроили леворюцию. И победили. А Бог не выдержал позора поражения, умыл руки в последний раз и исчез. Вот так взял и исчез! В райских кущах. Яблочки жрет. А люди-то страдают уже от своих извращений! Но ничего поделать не могут. И извращаются-я-я-я… Извращаются, извращаются, а Бог набирается сил от Древа Жизни и думает Мысль, упорхнувшую от Адама. И решает в один прекрасный день. Мол, что если я этой мыслью кого-нибудь из человеческих жен дрюкну? Ну, такой он, этот Бог, был озорник. И выбрал он жену себе (Девочка для этого мероприятия не годилась), и дрюкнул ее. А что было дальше, я пока не знаю. Не придумала еще. Так что – пока-пока! До встречи!



Постоянная ссылка
Постоянная ссылка 26/08/2004  13:00:00, by admin, 832 просмотр
Staseira, Истории из жизни, вымыслы и пародии

про100 и100рия (совместно с roach girl)

На100ящую па100раль раннего утра нарушили ла100чки, что, 100лкнувшись в про100рном небе, кре100м ни100рглись на мо100вую. По100вой Ку100диев брезгливо пнул пери100е крыло одной. Сплюнул.
– Хри100се! Хуевая ве100чка! – сплюнул он еще раз. Ку100диев поправил заряженный пи100нами пи100лет и осенил себя кре100м. Он был из про100людинов и в первопре100льной обосновался недавно, поступив в жандармерию. И даже такому бе100лковому про100филе давно на100пиздело 100ять на мо100вой. С завидным по100янством – О100женка, 100лешников… лишь иногда его ставили у «А100рии» или «Бри100ля» – одной из гостиниц за мо100м. Форменные сапоги безбожно давили на голено100п. Он выругался и за100нал, как от зубной боли. О100лоп с неу100йчивой психикой, все еще холо100й Ку100диев был на100ящим похуи100м. Но по100янное одиночество заставило его и100сковаться по бабушкиной на100йке, по звону мони100в веселой соседки и даже по фе100нчикам на ее переднике. Ча100, особенно ночью, грезились ему родные про100ры, 100ящие рядком березы с трепещущими ли100чками, и даже нужник на крутом берегу речки Пу100звонки. Утром, обнаружив 100як, он неи100во дрочил, глядя на сисястую жену ро100вщика, собиравшую свою вязанку с хворо100м под ку100м боярышника-про100цвета, на и100пника 100пором за поясом, и100чающего у100йчивый запах бедняцкой 100ловой, гу100й, как ка100рка, на на100ятеля секты ка100вых нуди100в, что на100йчиво расклеивал ли100вки на 100лбах, на по100яльца гостиницы, пытавшегося 100рговаться с и100пником…
Не будучи 100ронником нуди100в, Ку100диев настырно пытался всучить пове100чку на100ятелю нуди100в по фамилии Апо100лов, но тот заручился поддержкой выше100ящих органов. Ку100диеву решительно, 100процентно не фартило. Оставалось лишь набраться терпения и ожидать до100йного случая отличиться.

Высокоча100тный транзи100р неи100во орал какую-то во100чную мелодию. Не100р Моде100вич Хво100в-Ари100нский был про100 обе100чен. Корнями на100ящий 100личный ари100крат, он, как считал сам, пал жертвой же100чайших об100ятельств, а попросту говоря – 100рчался. 100птанные башмаки несли его по мо100вой 100лешникова мимо витрин, асбе100вых статуй, что 100яли по 100ронам, а голову переполняли мрачные мысли. Он клял себя о100лопом, безвольным про100филей, и от о100пиздевшего до смерти от100я впору бы ему отобрать у первого встречного по100вого мусора пи100лет и – прости-прощай и100шные и во100рженные 100ны гимнази100к, непри100йных и сла100любивых, винтовой 100як при отсутствии до100йных об100ятельств, гимна100чки-акробатки с ше100м, что на ше100й день зашира на100йчиво лезли из ку100в, и вся прочая поту100ронняя бе100лочь… Но коли о100чертевшее существование не судьба завершить до100йно – 100ически терпи, да 100рицей воздасЦЦа… Тьфу! Гребанный еба100с! Как отходняк, так какая-то психонавтика: ки100зным наро100м в мозгах совесть благопри100йно пыжится в противо100янии с целым 100йбищем недо100йных торчекозных у100ев не100ровской натуры. Бедный наш Не100р гу100 харкнул в 100рону ку100в и призадумался. Где-то в и100рии остался Прин100н с Бо100ном, теплое ме100 в Ро100кино-Лада и Калинка-100кманн, дед-ко100прав, отец-100матолог, 100метровка по О100женке…
– Еще бы Тол100го с До100евским приплел, мудило! И ви100вал бы ты о100рожнее, 100рговались на семь-восемь – и достаточно… Да что 100го!
Тут неу100йчивый голено100п незадачливого Не100ра Моде100вича состыковался с банальной 100личной дырой в асфальте, и он увеси100 рухнул пла100м, неи100во матеря родные вла100имущие органы от чеки100в до коммуни100в.
– Ме100рождения ма100донтов ищут, 100 хуев им в пасть! Тут и члени100ногим и ла100руким стать запро100!
Но в следующий миг, оторвав от земли павшую жертвой 100лкновения башку, Не100р узрел нечто, не то чтобы на100рожившее, но повергшее его в полное о100лбенение, будто явление Мефи100феля под руку с Шарон 100ун, хво100м и100ргающего звуки чарль100на. Вме100 на100ебавшей 100лицы вокруг простиралась пу100шь, по100яльцами которой, кроме напрочь охуевшего Не100ра, оказались ла100чки, пара аи100в да ро100к стра100цвета, ра100пыривший ли100чки. От бе100лковых озираний Не100ра оторвал и100шный вопль:
– Эй, ты! Не 100й под стрелой! – и в 100рону во100ка полтергей100м пронесся распятый Хри100с, увеси100й своей кре100виной захуярив многострадальному Не100ру промеж очей, вырубив его обратно в 100лбняк и ди100рбцию, заставив вновь воспарить и внезапно очутиться в ре100рации гостиницы «А100рия», у 100йки бара. Не100р ра100ропно пришел в себя под по100янно фальшививший «Гоп-100п» кабацких лабухов-пиани100в и нестройный хор по100янных посетителей, на100ебавших всем пожилых подро100чков-переро100чков…
– Что же все это значит-то?!- думал охуевший Не100р, почувствовавший себя Жан-Жаком Ку100, Ари100телем и полным кретином одновременно.
– На100ящим живи! – вдруг ответствовал не100ровским мыслям сосед по 100йке с обликом на100ятеля храма Будды, что на Шоссе Энтузиа100в, словно процитировав первои100чник.
– Что тебе 100кгольм с Бо100нами – хва100вство это! Что тебе Ро100в, что первопре100льная – все пу100е! 100ронясь недо100йного – 100ически 100рчишься, и, как пери100е облако – к Апо100лу, к пре100лу. Во100ргаться будешь рас100янием от постылого тела твоего до и100ргающего чи100ту астрала…
– А-а-а!.. Да пошел ты! Да идите вы все в 100 хуев! Достаточно нравоучений, и100рий… – и Не100р, 100ически сдерживая желание 100шнить себе на джинсы, те100м выпал из ре100рации прямо в гостеприимно распростертые объятья какого-то дои100рического по100вого, бляха на мундире которого удо100веряла, что носитель ее есть никто иной, как Ку100диев.
– 100кубово спятил! – решил про себя Не100р Моде100вич. Ку100диев же самодовольно усмехнулся в усы, загнул их ки100чкой, глядя на 100рченную рожу Не100ра, и, терзая сви100к, поволок бедолагу на по100й в уча100к. Про себя он думал, что про100филя вполне мог сунуть 100льник и вме100 околотка направить свои 100пы восвояси. Хотя и так все срослось до100йно.
Оформив по100яльца сообразно случаю, бравый Ку100диев самодовольно поправил мундир на осани100м брюхе, о100грамился «100личной» под капу100чку и, дальновидно припася на утро про100кваши, задремал в дежурке. И был немало удивлен, когда на рассвете, вме100 аре100ванного Не100ра Моде100вича обнаружил под дощатым помо100м ржавое мони100, томик Пау100вского и износо100йкий, но видавший виды 100кубовый баян, хранящий у100ичивый аромат диких зеленых яблок…



Постоянная ссылка

 
Старый Сайт

Поиск

Дополнительно

Кто онлайн?

Гостей: 27